БЛЭКАУТ И КАК С НИМ БОРОТЬСЯ. » Международный клуб профессионалов экстремальных видов спорта и экстремальных путешествий "ProClub"

БЛЭКАУТ И КАК С НИМ БОРОТЬСЯ.

БЛЭКАУТ И КАК С НИМ БОРОТЬСЯ.


«Чёрный провал» или внезапная потеря сознания в воде. Грозная опасность, нависшая, практически над каждым, кто осмеливается погружаться, задержав дыхание. Главная причина большинства летальных случаев, связанных с занятием прикладным апноэ – свободными погружениями или как это принято в мире – фридайвингом. Нечёткость и неопределённость симптомов предшествующих этому физиологическому явлению.
Всё это далеко неполный список положений и понятий, прочно закрепившихся за блэкаутом в свете возрождения в последнее время спортивного фридайвинга, а также дальнейшего развития подводной охоты, неотъемлемой частью которой последний является.
Клинически, блэкаут – это потеря сознания, возникающая в ответ на падение парциального давления кислорода в крови. Но по механизму возникновения эти гипоксические обмороки делятся на несколько групп.
Наиболее распространенное деление - это на блэкаут мелкой воды (Shallow Water Blackout) и блэкаут глубокой воды (Deeper Water Blackout).
Мелководный блэкаут происходит когда ныряльщик погружаясь на большую глубину, или находясь на значительной глубине определённое время, исчерпывает свой кислородный лимит, однако из-за повышенного парциального давления кислорода на этой глубине, не испытывает затруднений до того момента, когда начинает подъём на поверхность. В районе отметки -10м, где изменение парциальных давлений максимально (приблизительно в два раза) происходит резкое падение уровня О2 и при достижении поверхности (а иногда и раньше) этого количества кислорода уже недостаточно чтобы ныряльщик находился в сознании.
Другим вариантом наиболее частого сценария развития блэкаута, будет случай, когда ныряльщик правильно оценил свои возможности по кислороду, но добравшись до поверхности, начинает слишком жадно дышать, сдвигает насыщенность кислородом крови от головного мозга в сторону лёгких, что также приводит к потере сознания. Если в первом случае потеря сознания происходит на последних метрах глубины или непосредственно по достижению поверхности, то во втором - ныряльщик внешне благополучно начинает вентиляцию лёгких, зачастую даже подаёт сигнал «Окей», и после этого делает блэкаут.
В случае глубоководного блэкаута потеря сознания наступает либо в результате явной переоценки собственных сил, либо как результат азарта подводной охоты. Правда, о последней этот охотник уже никому не расскажет. Сопутствующий блэкауту ларингоспазм через некоторое время сменяется рефлекторным вдохом и если к этому времени страхующий не обеспечит доставку пострадавшего на поверхность, то симптомы блэкаута сменятся симптоматикой утопления.
Глубоководными, можно считать частные случаи блэкаутов при статическом и динамическом апноэ, когда сознание теряется в процессе титанической борьбы с желанием вдохнуть. Признаки нарастающей гипоксии стоически игнорируются, а победа «силы воли» знаменуется провалом во что-то чёрное…
Что же чувствует ныряльщик во время и непосредственно перед этим провалом?
Как определить эту границу, до которой - ещё можно, а после неё - уже нельзя?
Ссылаясь при ответах на эти вопросы на свой личный опыт, хочется подчеркнуть, что в этом случае будет очень уместно напоминание о пользе учёбы на чужих ошибках. Свои могут стоить слишком дорого.
Итак, субъективно, во время блэкаута ничего не происходит, человек действительно, просто выпадает из действительности, иногда даже не замечая этого. Первым делом, придя в сознание после блэкаута, я остановил хронометр на своих наручных часах, то есть по своим ощущениям просто закончил погружение. А последние метры моего подъёма и следующие полторы минуты оказания помощи остались только в памяти страхующей группы. Нелишне заметить, что если бы меня не страховали под водой или неправильно бы приняли на поверхности, я бы сейчас не смог быть «таким умным».
Субъективные же ощущения до провала могут сильно варьировать в зависимости от индивидуальных особенностей, уровня тренированности и т.д. Наиболее общим признаком нарастающей гипоксии являются непроизвольные сокращения мышц группы брюшного пресса и диафрагмы, которые по своей сути, скорее всего, вызваны рефлекторной попыткой организма, начать дыхательные движения, останавливаемые волевым усилием.
Эти сокращения имеют тенденцию к повторению через всё более и более короткие промежутки времени, пока непрерывная их череда не перейдёт в «самбу» - неконтролируемую локомоторную активность, а затем в блэкаут.
Отношение к тактике поведения во время первых «диафрагмальных спазмов» различно в разных школах фридайвинга, как и отношение к «самбе» и блэкауту.
Я полностью согласен с рекомендуемым «Апнеа Академией» У.Пелиццари положением о недопустимости блэкаутов во время занятий фридайвингом, и необходимости как можно более раннего прекращения погружения при возникновении значимых «диафрагмальных спазмов». Т.е. при первых же сокращениях необходимо начинать всплытие с глубины, а при динамическом и статическом апноэ избегать опасного уровня интенсивности этих спазмов и правильно начинать контролируемую вентиляцию лёгких по завершению погружения. Правильную индивидуальную тактику лучше выбрать с помощью квалифицированного инструктора или тренера, а во избежание неприятных последствий блэкаутов необходимо неукоснительное соблюдение правил и мер безопасности. Помните, что у ныряльщика всегда впереди должна быть ГОЛОВА! И не только когда ею вперёд опускаются в Голубую Бездну.




Бутов Е.Д. Врач. Инструктор «Апнеа Академии».

Ростовский Центр Подводного Плавания «АКВАДОН».